September 17th, 2018

Война на чёрном.

Война на чёрном.

Копьё на копьё, слово на слово. Так начинается война. Арес стучит в барабаны, Гефест отправляет в бой танки. Истерички бросают вверх смартфоны, а по плохим дорогам маршируют легионы.

Генералы рисуют стрелы на школьном географическом атласе, переодически неся чушь акулам пера. Акулы записывают эту чушь в китайские блокноты, ну а потом жуют халявные бутерброды с крилем.

В казармах солдаты разливают спирт по стаканам, курят дешёвые сигареты и поют матерные песни. Их командиры забыв про жен, шпилят как могут дешёвых шлюх со скидкой для господ офицеров, ведь завтра война жадно сожрёт и рядового и лейтенанта. Поэтому греши пехотный офицер, Бог завтра тебя простит, забрав на ладони из горящего танка, туда брат, где за пиво менты не штрафуют, а молодой Вова Высоцкий поёт - Где мои семнадцать лет, а на Большом Каретном!

В тесной хрущобе плачет мать юного солдата. Сердце матери чует грядущую беду, но ничего не исправить. Сука Война не знает жалости, а боги Олимпа требуют крови, требуют песни - Шоу должно блин продолжаться. Но пока мать ещё плачет по живой кровиночке.

А отцы, а эти отцы. Они тоже ушли на войну. Белые рубахи, серебряные кресты. Они тоже закурят и выпьют, но не сегодня, но не сейчас. Они уже знают цену и мысленно молятся за детей, за жен, за Страну.

Правители...
Легко материть правителей. Мы ведь не глядим в их души, но судим уже заранее, вынося быстрый приговор. Куда там суду Тройки, нам волю дай, мы всех к ногтю, как даже не мечтал Ежов.

Но мы не можем. И слава Богу. У правителей свой Крест, у нас свой, и я не знаю, чей же крест тяжелей.

Завтра война по чёрному. Завтра заткнутся философы. Война всё спишет и быстро подпишет. В дыму и багрянце уйдут на тот свет когорты и легионы, одни получат воронку заместо могилы, а другие получат новые погоны. Но лишь до послезавтра, до гибели очередных легионов.

Война брат не мать родна. Война злая мачеха, у этой суки все мы пасынки. А пока друг разлей кислое Шардоне по глиняным чашкам, да не жмись, а лей не жалей. Кто знает, а вдруг завтра под началом седого легата наш легион по плохой дороге запылит за Речку, во Славу Третьего Рима. Ведь четвёртому не быть. Ну с Богом, накатили!