September 25th, 2018

Нальчик может быть не только обычным.

Другой Нальчик.
Темнотища.

Читайте и комментируйте.

Наступила ночь. Темно. Лунный серп спрятался за саваном январских туч. Лишь робкий отсвет далёких звёзд и молочная белизна снежного покрывала немного разгоняют свинец ночи. И мы по мере сил.

Мы это я, Петрович и Расулыч. У Расулыча большой, керосиновый фонарь-самоделка, у меня и Петровича топорики с серебряным напылением. Идём себе по улице Ленина, никого не трогаем, но внимательно глядим по сторонам. Ночь теперь время опасное и смертоносное. Во тьме может затихарится любая дрянь - от темнокрыс и до великанов. Но великаны попадаются редко. Даже зимой на них мы редко нарываемся. А когда нарываемся, то стараемся добежать до ближайшего Стакана.
Стакан это стационарный укреппост Службы Патруля Нальчика. Небольшой, блочный домик с посеребренной крышей с железной дверью щелями вентиляции. И никаких окон, даже бойниц нема. Одно слово стакан.

Но помимо великанов и темнокрыс есть попрыгунчики, ползуны и антилюди. Вся это шушера опасна, но её можно кокнуть. А вот великан почти неистребим. И очень опасен. Его можно зажарить станковым огнемётом, но кто даст это чудо моздокской техники простым патрульным. Дали топор и большой, керосиновый фонарь и пляши Лезгинку от радости.
А с фига не электрический? Электричество вещь полезная, но только в вопросах освещения оно родимое не катит. Есть печальный опыт. Мы теперь учёные. Керосиновые фонари и факелы вот свет новой цивилизации, точнее её остатков. Их свет вызывает некоторый ступор у тварей тьмы и даёт нам возможность порубить оных тварей на гуляш. Мы же резкие челы, если чо. Электричество же хорошо в плане работы радио, микроволновок, станков столярных и слесарных.

А идти так не шарман. Мороз гад трескучий добирается аж до тестикул, хотя мы одеты пипец как тепло. Хлопчатобумажное трико, шерстяные брюки, шерстяной же свитер балкарской вязки, тулуп, шарф, валенки и папаха каракулевая спасают патрульных и не только патрульных от свирепых морозов долгой зимы.
А зима ныне долгая. Начинается в середине октября, а приходит к финалу не раньше начала апреля. И за эту долгую и холодную зиму многие нальчане покидают нас. Одних хвори загоняют в могилы, другие уходят на тот свет в финале весёлых и кровавых разборок, но многих пожирает тьма. Но они уходят лишь на несколько дней и возвращаются антилюдьми.
Антилюди это человекоподобные твари, напоминающие вампиров, но не совсем. Они приобнимают своих жертв, окутывая их коконом клубящийся тьмы. Потом кокон исчезает вместе со своими жертвами - будущими антилюдьми. Даже опытные патрульные становились их добычей и хуже антилюдей только великаны.

Но сегодня тихо и спокойно. Иногда бывают такие ночи. Тусишь по одной улице туда и обратно, а никакая сволочь на тебя не реагирует. Такие ночи я не люблю. Всё время ходишь в напрягах, ждёшь атаки нежданной, а её нет. Потом на рассвете заходишь в казарму, пьёшь крепкий чай с ложкой самогона, отчитываешься перед вышестоящим командиром, я же патрульный старшина, а не просто тушка с топориком и идёшь домой баиньки. Но вначале с женой побалакаешь, чо-нибудь потрескаешь, с сыном поиграешь, немного радио послушаешь и уж потом на боковую. За час до заката меня жена разбудит, я быстро погрызу бутер с котлетой и в темпе вальса шарканусь до казармы, ночью опять патрульный променад меня ждёт и попрутся три мушкетёра по мрачным и холодным улицам славного города Нальчика.

А вот и рассвет начинается. Заалело небо на востоке, скоро тьма начнёт прятаться по щелям и закоулкам в ожидании ночи, а мы пойдём пить патрульный чай в любавой сердцу казарме.

Блин, твою ж налево. Накаркал. Скучали людишки? А вот вам и попрыгунчик на радость бытия граждане с топориками...

Расулыч споро осветил фонарём мразину. Попрыгунчик замер и тут же получил топорик Петровича в своё прыгучее голову-туловище. Из раны потекла бурая, вонючая жижа, а тут и я нарисовался. Несколько резвых, молодецких ударов и попрыгунчик исчез, а может и мгновенно испарился. Да и фиг с ним. Тварь уничтожена. Стало ещё светлее. Патрульные могут возвращаться в родную казарму. Ночью рубим, днём храпим. Такие времена, как говорил некогда один старичок с одного, скучного телеканала. Но телевидения давно нема, как и интернета, только радиорепродукторы равлекают нас новостями и музыкой. Мы же не медвежий угол какой, а столица и сердце Эльбрусской губернии понимаешь....
promo anatoliy_121 may 31, 2019 14:12 3
Buy for 20 tokens
Отец и сын. Аркадий Петрович Старый жил себе в Нальчике самой обычной жизнью. Пятьдесят три года. Рост метр семьдесят, вес шестьдесят килограмм, шатен, женат. Сын Георгий заканчивает второй курс на истфаке КБГУ. Аркадий Петрович работал в банке, жена Татьяна трудилась в первой школе учителем…