October 25th, 2018

О себе любимом и чуточки не о себе любимом.

Моя жизнь скучна и не интересна для мемуаристов. Родился, учился в школе, педколедже, университете, работал в самых разных местах - был школьным учителем, распространителем барахла, продавцом-консультантом, сторожем, сотрудником редакции, сотрудником нескольких местных фирм.

Жизнь шла своим чередом, то есть весьма скучно. Правда один раз видел Путина, пару раз видел призраков, ещё несколько раз слышал призраков. Один раз видел войну. Пробовал пару раз написать большущий текст, но не хватило таланта и терпения. Умею иногда давать точные прогнозы, умею утешать людей, знаю кому и что сказать, не умею надолго уходить в страну депрессии и тоски, грущу часто, но недолго. Хочу разбогатеть, но не могу. Хочется увидеть Питер и Париж, хочется работать в Москве в известном СМИ. Но пока живу и тружусь в городе воинской славы Нальчике.

Кстати перестал пить пиво, но не перестал верить в Путина несмотря ни на что. Историческое образование мешает уйти в оппозицию. По житейски то я против Путина, но с исторической точки зрения за. Хорошо конечно жить в нормальной стране и хорошо жить, но перед глазами жуть и безнадега девяностых и начала нулевых. Сколько тогда молодых убили пьянка и наркомания, как трещала Россия по швам, особенно летом и осенью 1999 года. Так что я не за Путина друга Медведева, я за Путина предимперского.
promo anatoliy_121 may 31, 2019 14:12 3
Buy for 20 tokens
Отец и сын. Аркадий Петрович Старый жил себе в Нальчике самой обычной жизнью. Пятьдесят три года. Рост метр семьдесят, вес шестьдесят килограмм, шатен, женат. Сын Георгий заканчивает второй курс на истфаке КБГУ. Аркадий Петрович работал в банке, жена Татьяна трудилась в первой школе учителем…

Хронотрындеж.

Хронотрындеж.

Октябрь уходит в прошлое, как выкуренная сигарета. Есть ещё несколько дней, но я понимаю, что ещё один месяц почти утонул в реке по имени Хронос. До 39 лет осталось меньше полугода, до нового года ещё меньше. Время словно адский тепловоз несётся по рельсам моей жизни к неизбежному финалу.

Осенью меня как старого деда пробивает на воспоминания. Я вспоминаю себя и людей, которые были рядом, но утонули в волнах Хроноса. Я банален. Я безнадежно банален. Снимаю перед вашим замечанием бейсболку. Шляпу я практически не ношу. Не мой формат. Я и шляпа несовместимы как я и кефир.

О чём это я? Ах о воспоминаниях. Не поленитесь, читайте дальше. Читаете? Точно читаете? Нет? А я всё равно продолжу. Я упрямый.

Одно из первых воспоминаний про себя. Я сижу на полу в старой квартире. Жили мы тогда почти нищенские. Ни ковра, ни паласа не было. Поэтому я в колготках сижу и играю в деревянные кубики. В комнате бабки. На мой почти безмозглый взгляд бабки. Они сидят и говорят. Они говорят, а я играю в деревянные кубики.

Первый раз я подружился и это осталось в моей памяти в пять лет. Первого друга звали Алим. Второй раз я подружился в восемь лет с соседом и одноклассником Олегом Сижажевым.

Шло время. В классе у нас училась девочка Ира Жигмоновская. Умерла от эпилепсии, так и не успев закончить школы. Я проучился все 11 классов, несколько раз влюблялся и успел попробовать пиво Нальчикское.

Потом был педколедж. Три года учёбы. Из однокашников уже нет двоиз. Вадик Макаров умер от сердечного приступа, Рустам Коков погиб в бою с террористами.

Была учёба в университете и работа в школе. Я понял, что не хочу работать учителем до пенсии и моя судьба совершила кульбит. Кем я только не работал, только что не дворником или грузчиком.

А время летело и прилетело к сегодняшнему дню. Сегодня 25 октября 2018 года. Мне 38 лет. В тюрьме не был, но и великим человеком даже в масштабах города Н я не стал. Самый заурядный чеховский человек со своими радостями и проблемами, возможно даже, что и скучный человек. Да и живу на задворках предимперии, вдали от столиц и огромных городов.

Сына не родил, книгу не написал и даже дурацкое дерево не посадил. Скучно живу вдали от настоящей кипучей жизни. А душа зараза чего то хочет, требует, но я могу ей ответить лишь перефразируя Медведева - Деяний нет, но ты держись.