November 23rd, 2018

(no subject)

Фейсбучек обещает в шесть утра завтра минус пять градусов.
Zima. Zagruzka.

Оазис. Набросок.

Оазис.
Анатолий Евлашкин

Степь. Снежная безжалостная степь. Ночь. Морозная ночь. Целый мешок звёзд в небесной тьме. А внизу, по снегу ползет броневездеход Хрен поймаешь. Ползет к Оазису.
В Оазисе хорошо. Горячие источники, тёплое жилище, мир. В Оазисе нет места для разборок. Здесь каждая тварь пребывает в миролюбии и терпении. Все разборки в часе езды от Оазиса, а тут мир и благолепие. В Оазисе глотки не рвут друг другу скин, муслим, имперец, анархист, крестоносец, родновер, веган и киборг.
Но до Оазиса надо ещё доползти. Через снег, через ночь, через возможные проблемосы с диким зверьём, бандитами и мутантами-людоедами. Вездеход полз до самого утра и таки прибыл к Оазису., когда тусклое Солнце уже не греющими лучами осветило степь.
Машину пришлось оставить в степи, в сотне метров от Оазиса. Старец Пафнутий не рарешал заезжать в Оазис на машинах, считая их неугодным для христиан транспортом.
У старика были свои правила и причуды. Никакой техники, никакого оружия и максимум уваженгия к причим гостям Оазиса.
В вездеходе осталось и оружие, в том числе и боевые ножи. Правила есть правила, а нарушителей карали стражи Оазиса, и карали крайне жестоко.
И вот троё наёмников, троё побратимов — Дурак, Ёж и Поэт зашли на территорию священного Оазиса. Прошли шмон и заплатили за постой. Можно было платить разными вещами, кто чем богат был. Побратимы передали стражникам довольно мощный аккамулятор. После чего они отправились на встречу к старцу Пафнутию.

Старец был стар, тощ и лыс. Никто не знал, сколько ему лет, некоторые верили, что хозяин Оазиса родился ещё до Катастрофы, во времена легендарного царя Путина, во дни тепла и изобилия. Наёмники этим вопросом не заморачивались, они знали что старец Пафнутий один из самых влиятельнейших людей от Донского Форта и до далёкого Дагестанского Ханства. Всякий враг святого старца довольно быстро отбывал в мир иной, и поэтому с Пафнутием надо было иметь уважительные и добрые отношения.

Первым делом наёмники прочли с Пафнутием молитву Символ Спасения.
Боже спаси наши души от дневных и ночных соблазнов.
Защити от тварей явных и тайных.
Смилостиви наши сердца и в час смерти позволь уйти с покоем в наших тёмных многогрешных душах.
Аминь.

После чтения молитвы гости старца были угощены тушёной собачатиной, крысиным бульоном с шампиньонами и чаем из местных трав. Перекусив наёмники поделились с хозяином свежими вестями. Под Ивановкой была уничтожена банда мутантов, в Лабинске ведьма покаялась и приняла постриг монашки, экспедиция доктора Мазурова отправилась с отрядом черкесов-наёмников в сторону бывшего Киева, а в Новочеркасске казаки повесили войскового судью за коррупцию, пьянство и либеральную ересь.

Старец в ответ почитал наёмникам несколько отрыков из Нового Завета и жития пророка последних времён Святого Димитрия- Журналиста Московского. После протокольных мероприятий парни окунулись в Железное озеро и выпили воды из Ключа Спасения. А когда сон их сморил, хлопцы заснули рядом с источником. Подошёл лысый монашек, а все обитатели Оазиса в знак отречения от суеты грешного мира брились налысо, и укрыл друзей верблюшьими одеялами.

Три дня прожили Дурак, Ёж и Поэт в Оазисе. Пили лечебную воду, грели телеса грешные в горячей воде и питались только варёной картошкой, да пареной репой. Также приходилось молиться с братией Оазиса на заутренях и вечернях, крестясь и кланяясь. Три дня друзья должны были следить за своими языками и не говорить бранных слов. В Оазисе свои законы.

Вечером третьего дня хлопцы вновь встретились со старцем Пафнутием и получили задание - Отправиться в Жигулёвские горы, дабы изловить там разбойника и еретика Анатоля-Македонца. Бандит отменный талант имеет стрельбы с двух рук. За живого или мёртвого бандита старец обещал одарить друзей легендарным Бальзамом Цзы Лунь. Этот волшебный бальзам излечивал все хвори, даже рак и паралич. Ёж очень хотел вылечить своего лежачего сына Славку, а побратимы готовы были помочь другу. Ради спасения единственного сына Ежа парни готовы были рискнуть.

Перед тем как парни собрались уйти, старший помощник старца монах Кирилл предупредил наёмников, что если те не справятся с поимкой или убийством Анатоля-Македонца, то стражники святого старца убьют родичей и друзей наёмников, в том числе и несчастного Славку, а уж потом доберутся и до Ежа, Дурака и Поэта.

Когда наёмники уехали, старец тихо изрёк в пустой комнате приёмов и бесед - Даже самые нечестивые душегубы могут совершать благие деяния во славу Господню, если верные сыны матери-церкви направляют бешеных псов на святую миссию. Ибо рёк Святой Дмитрий Журналист Московский - И звери лютые угодны Богу, коли рвут в клочки врагов добрых и скромных христиан. Произнеся эти слова святой старец неспешно удалился в свою комнату сна.