?

Log in

No account? Create an account

January 30th, 2019

В осаде.

В осаде.
Миниатюра.

Погода мерзкая. Туман, дождь, холод, сквозняк. Отвратная погода. Вроде как я одет очень тепло, но проклятая сырость пробирается через тулуп, ватные штаны и тёплые ботинки из шкуры нубийского крокодила. Очень дорогие ботинки. Я за них молодого жеребца жигулёвской породы отдал. Да и зачем мне конь, я же не конник. Я разумный пехотинец. А жеребца ещё весной выиграл в Шешбеш у помощника настоятеля храма Волоса Скрынника, а уж потом жеребца отдал за ботинки.

Жадный лавочник еврей Якуб требовал к жеребцу две серебряных гривны, на что я резонно намекнул, что ведь могу шепнуть таможенному сотнику Уашху о запрещенке в лавке прековарного Якуба, а именно о христианских книгах. Якуб побледнел и молча отдал мне ботинки.

За пропаганду христианства Якуба с удовольствием принесут в жертву Волосу. Сам настоятель Бирюк перережет глотку жадного лавочника пред каменным кумиром звериного бога. Но я же разумный воин. Выгодную сделку можно заключить только с Якубом. Остальные лавочники честные многобожники, по крайней мере на словах. Соответственно всё и продают втридорога, Мара их заморозь. Так что, пускай Якуб продаёт из под полы, книжки про доброго бога тайным христианам, а я продолжу заключать сделки с этим торгованом.

Но как всё таки люто холодно. А уж на стенах Подковы ещё холоднее, чем в казармах. В казармах хоть у жаровни можно погреться, вина крепкого хлебнуть, а потом спать в тёплом вепском спальнике на деревянной койке, пусть и в соседстве с клопами.

А тут только холод и никакого вина. И ещё внизу курды. Очень много курдов. Они осаждают нас, а мы значит держим оборону. Мы мерзнем на стенах, а эти вонючки в поле. Одно радует. Им холоднее и голоднее, чем нам. Селяне давно в горы ушли и курдские пайки всяко меньше наших. Уже небось в огородах последнюю репу да капусту сожрали.

Да ещё и зима их выхолаживает. В Курдистане то зимой дожди идут, а не снег. Морозы у нас конечно слабые, в Твери то наверняка морозы крепкие. Но проклятым курдам даже кавказский мороз, как тупым серпом пониже живота.

И чего они поперлись на нас войной, на север то. Но вот взбрело в голову их вождю Датжалану отжать у Руси Северный Кавказ, а эти грязные уроды выполняют приказ своего хан-ин-хана. Сам же хромой одноглазый жердяй жопу греет в стольном Урбиле, назначив вожаком орды своего младшего брата по матери Дардата . Курды как и евреи ведут родство не от отца, а от матери. Вроде и верят в своих богов, а мыслят как иудеи почти. Вот только разумом курды обделены. Будь курды умными как иудеи, давно бы Кавказ захватили. Войско они всегда могут набрать огромное. Но вот вояки они конечно таковские. Арабы и те сражаются лучше. Вот кстати арабы и мешают курдам всей ордой пойти на север, что конечно хорошо, особенно учитывая постоянную борьбу стольных тверских князей за власть над Русью.

Курды дурачки верили, что к началу зимы дойдут до Кубани, где и зазимуют в ожидании весеннего сражения с русской армией. Однако всё вышло не так. Курды слава Перуну не немцы.

В конце лета курды вторглись в Огузию и довольно легко разгромили небольшую армию Джавад-Хана. Сам же Джавад-Хан пропал без вести. Но курды его и не искали, а без боя захватили все крепости потерявших волю к сопротивлению огузов, заодно знатно пограбив города и села этой богатой страны.

Потом курды пошли войной на Дагестан и первым делом осадили древний Дербент. Дербентцы сдаваться не захотели и началась осада. Она бы и до сих пор длилась, но нашлись предатели сдавшие город через месяц осады. Курды же пошли дальше, грабя и убивая, при этом теряя воинов в локальных боях с горцами Дагестана, вайнахами и аланами. Ход наступления замедлился, армия начала морально разлагаться, но к дню зимнего солнцеворота захватчики добрались до русского приграничья, начав к середине зимы осаду Подковы.

Да наша власть виновата в бездействии , да армия была далеко. Но вторжение курдов почти совпало со сменой власти в Твери. Великий князь Олег якобы умер от горячки, а власть получил любимчик военных Рогволд Молодой, конечно же при поддержке войск. Поэтому какое то время наше государство на кавказское наступление курдов не реагировало почти никак. Только пластуны проводили разведывательные рейды при поддержке горцев.

Основные силы Кавказской армии сейчас выдвигаются неспешно к Подкове, а наша задача измотать захватчиков. Даже сейчас курдская орда раза в полтора больше Кавказской армии, но зима и долгая осада делают своё дело. Одни курды мрут от холода и простуды, другие готовятся сдохнуть, третьи мародерствуют и дезертирствуют, а четвёртые всё таки нас осаждают, получая в подарок со стен стрелы, камни, кипяток, а по ночам вылазки пластунов.

Да и погода, мать, её так мерзкая. В любой момент может начаться атака, а тут толком ничего не видно. Хотя это же курды. Эти дураки и в тумане заметны. Оружие лязгает, периодически слышны гортанные выкрики, да ещё эти их красные халаты. Но всё таки туман мешает точно выстрелить из арбалета, чем курды и пользуются.

Странно, но атака пока не началась. Народ в крепости говорит, что Дардат сильно захворал, а полевые командиры не могут решить, кто возглавит их войско после вероятной смерти Дардата. Теперь вместо атак на Подкову курды спорят и режут друг друга нам на радость. Самое время Кавказской армии нанести удар, но воевода Ворон Черкасский пока медлит. А запасов еды у нас становится меньше. Уже третий день получаем сокращённый паёк, а армия медлит.

Курдов конечно больше, но сейчас у них такой бардак, что самое время долбануть их от души и погнать за Терек, где злые горцы их изрядно пощиплют и ускорят отход курдов на юг. Но кто меня, рядового воина будет слушать. Командиры сами решают как лучше, моё же дело заряжать арбалет и пускать болт в курда, если надо, помогать лить кипяток на выродков. Если конечно меня не убьют. Дня четыре назад погиб наш десятник Вышень. Словил глазом курдскую стрелу. Жаль Вышеня. Он же не просто был моим командиром, но и близким родственником. Пятиюродный брат по отцу, а не десятая вода на киселе. Ох как бы и мне не поймать курдскую стрелу. Слава богам, у курдов мало хороших лучников, но регулярно мы теряем бойцов. Гарнизон конечно большой, вдобавок ещё и городские ополченцы имеются в изрядном числе, но потихоньку силы наши скуднеют, как и запасы еды.

Если выживу, то обязательно не пожалею пары серебрянных монет оставить в храме Перуна и дам зарок не есть три дня мяса, и даже три дня не пить вина или пива. Эх скорей бы армейские проснулись и вдарили бы по супостатов. Бесит до печенок их ХПА (Хитрый план армии)

А вот и загудели гарнизонные трубы. Да и я не без ушей. Слышу шум курдских вояк. Мысли лишние к Чернобогу, самое время заряжать арбалет и лупить по вражеской пехоте. Помоги нам Перун выстоять, помоги мне Перун выжить здоровым.
promo anatoliy_121 may 31, 14:12 1
Buy for 20 tokens
Отец и сын. Аркадий Петрович Старый жил себе в Нальчике самой обычной жизнью. Пятьдесят три года. Рост метр семьдесят, вес шестьдесят килограмм, шатен, женат. Сын Георгий заканчивает второй курс на истфаке КБГУ. Аркадий Петрович работал в банке, жена Татьяна трудилась в первой школе учителем…

Цитаточки

Цитаточки.

Ложь это альтернативная истина.

Не посылай и послан не будешь.

Это же полный Чубайс.

Глупость скрепа всечеловеческого единства.

Две тысячи и одна дочь.

Если чего-то очень сильно не захотеть, то это обязательно случится.

Мы так мечтаем о колонизации Марса, а сами ленимся поехать на дачу.

Соцсеть это удавка на возможности работать на совесть.

Русофобия уже таки заставляет евреев завидовать.

Белая армия, чёрный барон. Это для гарлемца оксюморон.

Для маленькой такой компании, уютной такой компании - большой большой капец!

Во сне мы все Наполеоны. В больнице впрочем тоже дураки.