?

Log in

No account? Create an account

April 16th, 2019

Apr. 16th, 2019

Вот есть ощущение, что многие меня сегодня забанят. Я не умею давить крокодильи слёзы. К пожару в Париже я отношусь нейтрально. Слезу не давлю. Я просто и к Франции отношусь по нулям.
Когда в Лондоне горела многоэтажка, я хоть и не плакал, но людей было жаль.

Вы скажите, что я равнодушная мразь. Но я плакал по Белграду, Цхинвалу и Донецку. Смерти в этих городах меня просто ужаснули. Когда Америка в 2003 году бомбила Ирак, я каждый день покупал газеты, радуясь потерям Америки в Умкасре и Эннаджефе. Меня порадовал контрудар иракцев под Эннасирией. А вот пожар в парижском соборе меня не цепляет. Простите.
promo anatoliy_121 may 31, 14:12 1
Buy for 20 tokens
Отец и сын. Аркадий Петрович Старый жил себе в Нальчике самой обычной жизнью. Пятьдесят три года. Рост метр семьдесят, вес шестьдесят килограмм, шатен, женат. Сын Георгий заканчивает второй курс на истфаке КБГУ. Аркадий Петрович работал в банке, жена Татьяна трудилась в первой школе учителем…

Трамвай

Трамвай.

Хотите верьте, а хотите смейтесь, но случилось всё это на самом деле. В 2006 году я жил и работал в Машуковске. Работа была простая, знай себе целый день ходи по супермаркету, да следи за покупателями. Платили не так чтобы много, но с учётом переработок на жизнь хватало, да и за квартиру я не платил. Тётка на год уехала за границу и я платил только за коммуналку. В общем денег хватало. К тому же я в те времена пива не пил, сигарет не курил. Изредка девушек в кино или в кафе водил.

В один из выходных я задержался на одном весёлом пати. Вышел на улицу, глянул на часы, а на часах полночь. То есть никаких трамваев не будет уже. А на такси денег не было. Жил я на Медноводной, а в ту ночь мне домой надо было добираться аж с Нальчикского Шоссе. А это в лучшем случае два часа пешкарусом по ночи, а в то время на улицах легко можно было нарваться на гопников.

Сижу на конечной остановке, думу думаю. Да ещё как назло я телефон на хате оставил. Позвонить кентам не с чего. Вдруг слышу шум. Ко мне подчаливает трамвай. Чёрный трамвай с чёрными стёклами под номером восемь, а это как раз мой маршрут Из трамвая жирная пожилая тётка меня спросила - Сынок тебя подвезти?
Я долго не думая сел в этот странный трамвай. В салоне кроме меня не было пассажиров. Я протянул мелочь кондукторше, но та сказала, что для меня проезд бесплатный.

Ну бесплатно, так бесплатно. Сел я возле окошка, в котором ни хрена не видать, трамвай тронулся. Едем едем, время идёт, в окне ни фига не видать. Я посмотрел на часы, а они стоят. Я спросил тётку, мол долго ещё ехать до Медноводной, а она рассмеялась и сказала, что трамвай едет совсем не туда. Трамвай едет в ад, а в ад дорога неблизкая. Я сразу понял, что женщина мягко говоря дурко, подбежал к кабинке водителя, открыл дверь, а там...

В кабине сидел натуральный скелет. В глазах у меня потемнело, а кондукторша за спиной тихо сказала - поначалу все боятся, а потом принимают как факт. Не был ты хорошим человеком, вот и едешь в ад. Рай ведь не резиновый. Поздно пить Боржоми, когда печень сгнила сынок. Я в ответ сказал - Что за ерунда, я жив, я живой блин. Тётка рассмеялась и сказала - Хороший живой ептить, с кухонным ножом под лопаткой! В моих очах померкло и я проснулся. Темнота потихоньку уходила, на востоке занималась утренняя заря.

В то утро я не пошёл не на работу, а в церковь. Простоял всю заутреню и сердце моё успокоилось. Потом я поменял работу, женился и стал жить в квартире жены. Года три жил. Потом мы с женой развелись. Связался я тогда с одной девкой. В итоге потерял семью.

После развода уехал в Нальчик. Снова женился. Стал пить пиво, растить брюхо и курить трубку. Ну и двух сыновей растить. Всё как у всех. Только тот дурацкий сон помню во всех подробностях. Слишком хорошо помню. Иногда ночью так страшно спать, а вдруг опять увижу этот чёртов трамвай.