October 20th, 2020

(no subject)

Вчера дождь начался около девяти вечера. Уснул под двумя одеялами. В час ночи от батареи пошло тепло. Второе одеяло убрал. За окном было тихо. Дождь закончился.

Проснулся полчаса назад. Снова на улице шепчет дождь. Но пока тепло. К вечеру станет довольно холодно. Сегодня надо снова вытаскивать куртку из шкафа. Дожди таки пришли с севера.

Херраброидное

Херраброидное

Доброе утро народ.
Плачет в кастрюле компот.
В окнах лягушки скрипят,
Лисы бухать не хотят.
Дождь всё по небу гремит.
Старый лимон не горит.
Листья в сбербанке кружат,
Тридцать енотов не спят.
Осень сегодня в кино,
Надь постирай кимоно.
Утро сегодня в говно,
Что-же подлить в домино.

(no subject)

В новостях сейчас прочёл, что Украина готова признать паспорта косовских албанцев. А наши власть имущие братушки сербы до сих пор считают Крым Украиной. Пора бы Сербии определиться - с нами ли она, или против нас. Время геополитического балета закончилось. Для всех. Теперь всё предельно серьёзно.

Поздне-осенняя городская лирика

В окнах осенний сумрак. Мелкий холодный дождь шепчет унылые сонеты. Замёрзшие фонарные столбы жалуются воронам на мерзкую сырость. Вороны молчат. Они почти дремлют на почти голых ветвях каштанов.

Во дворе на скамейке сплетничают две старухи. Они закованы в пальто и тёплые береты. Кости соседям тщательно перемываются. Спят машины на стоянке. Их дурманит амбре прелой листвы и болтовня старух.

Звёзды и одинокая пьяная Луна скрыты от наших нескромных взоров, грязным одеялом октябрьских облаков. В такой снулый вечер надо читать новеллы, пить кизлярский коньяк, закусывая его нежной сочной мякотью нальчикского оранжерейного лимона, и радоваться бытию.

Поздняя осень - время тихих сонных житейских радостей, время странных снов и древних чудес. В такие часы домовые приносят достаток в дом, а ведьмы осени пьют самогон из поганок, на заброшенной канатной станции. Сердечные шрамы заживают, а кот Кузьма мурлычет своей хозяйке итальянские романсы, у тёплой батареи.