?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: напитки

Так просто слова

Просто грустные мысли. Нет, это не депрессия, просто обидно. Не могу позволить себе сходить в ресторан, не могу раз в год слетать в Италию, да даже прилично одеться не могу. Мой потолок это брэнды от "Доступа"

Вот вы скажете - не ной, сам виноват. Можно ведь воровать. Можно, но не умею и не хочу. Конечно многого хочется, но как быть с совестью. Хотя, если совесть крепко спит, то можно грабить и убивать, не мелочиться же в самом деле кражами.

Но я не "право имеющий". Я не буду шагать по лестнице трупов к своему миллиону. Найдутся другие люди, которым кровь из носу нужны французское шампанское, квартирка в Лондоне, элитные телочки экскортницы. Я же лучше буду пить дешевое пиво и гулять в городском парке. Лучше быть лузером чем чудовищем. Это намного лучше.
promo anatoliy_121 may 31, 14:12 1
Buy for 20 tokens
Отец и сын. Аркадий Петрович Старый жил себе в Нальчике самой обычной жизнью. Пятьдесят три года. Рост метр семьдесят, вес шестьдесят килограмм, шатен, женат. Сын Георгий заканчивает второй курс на истфаке КБГУ. Аркадий Петрович работал в банке, жена Татьяна трудилась в первой школе учителем…
Крафтовый ликер Паленус - путешествие в мир запоев и отравлений.

Почему?

А почему нальчикским коммерсам не печь булочки и пряники в виде подковы? Это было бы очень прикольно. Подкова с вареной сгущенкой, подкова с малиновым ликером и т.д.

ВОТЪ...

Если водка жидкий хлеб, то пиво сладкий пряник. Жидкий екарный бабай конечно.
Нальчик Нальчик - кто же ты.
Город тьмы и света, долгого уныния и безумной радости психопатического лета. Спальные районы в едином блоке с частными домами, скучные дома рядом с аляповатыми грандами. Огромный новый жирный дом на улице Пушкина. Он тушей бегемота нависает над улицей Ленина, нагло ловя окнами лучи южного Солнца.

Длинные улицы Ленина и Кирова, коротенькие улицы Фучика и Малокабардинская, местечковая помпезность нуворишей и гордая честная бедность уютных хрущёвок.
Милые сердцу ямки на шершавых пространствах асфальта, вонючий дым костров улиц Калинина и Суворова, благовоспитанные пьяницы на улице Ашурова.

Моему взгляду милы многочисленные подзаброшенные скверы, где в осеннем холодном тумане я вижу тени таинственных личностей из потустороннего Нальчика, которые сталкерским манером изучают наше дикое бытие.

Нальчик город героев и подонков, сверхновых звезд и серых мышей. Здесь туманы плетут мистический узор, а зимние дожди приглашают уйти из жизни. В Нальчике мудрые коты с сожалением смотрят на глупых девушек в турецких кофточках, а белые псы сопровождают назойливых безумцев по паутине вита де фатум.

Чтобы понять тайны Нальчика, здесь надо жить годами, пить почти минералку из крана, вкушать когорту пирожков с картошкой, принимать благодарной искожей армянских ботинок пыль и грязь щедрых городских узлов и проспектов, пить дешёвый коньяк в компании культурных людей и обсуждать проблемы диурнической психоматрицы кавказских людей, запивая коньяк кофе Жокей из той самой, красной пачки.

Нальчик город, где свет и тьма из года в год играют в японские шахматы, взирая на зелень и снег окрестных гор. И каждая дощечка в этой партии мы с вами, дорогие мои иероглифы.

Чань.

Старик и пиво.

Старик снова пил пиво. Он сидел во дворе своего дома и снова пил пиво из бутылки темного стекла. Водка уже не шла, а пиво еще можно было пить.

Старик смотрел на тяжелые, черные гроздья винограда, на старые ворота и высокий забор. Ему захотелось тихо пропеть строчки песни "Пятнадцать человек на сундук мертвец", но он промолчал. К чему слова, лучше пить пиво.

С утра было свежо. Солнце спряталось за серой хмарью туч, сквозняк шелестел листвой виноградника и пророчил неотвратимый приход долгих холодных дождей, но Старик продолжал пить пиво. Он все это уже не раз видел. Старик уже не боялся. Он спокойно ждал неотвратимого, словно старый рыцарь решающей атаки неверных сарацин. Он падет, но не сдастся.

Старик знал, что ему не так уж много осталось. В лучшем случае он встретит Новый Год, но скорее всего покинет мир еще до декабря. Можно было еще прожить лет двадцать, но за все надо платить. Старик не заслужил эти двадцать лет. Слишком много водки и вредной жирной еды, слишком много ветра войны. До сих пор во сне Старик сражался. Каждую ночь он попадал в засаду и стрелял, стрелял, стрелял...

Кто из молодых знает о той войне? Старик знал верный ответ. Время жестоко. Оно сминает прошлое в тонкий тахионный блин и выбрасывает память в канаву. Можно уйти в запой, но со временем не поспоришь. Поэтому многие тонут на дне стакана с водкой, тонут навсегда. Старик чудом не утонул, но теперь приблизилось и его время пасть в канаву. Ведь его никто не вспомнит.

Жена умерла три года назад. Сына нет уже десять лет, а внуки давно забыли про Старика в своей далекой Америке.

Пивная бутылка осиротела. Старик закрыл глаза и задремал. Ветер стих.

Шпроты и грусть.

Один блогер написал про калининградские шпроты с заходом в европейскость калининградцев. Ну да мы то косматые азиаты. Но я не про европейскость, а просто про шпроты.

Я очень люблю шпроты, я обожаю шпроты. Не с пивом или водкой, а так. Открыл банку шпрот и покушал с хлебом, можно даже без картошки. ХОРОШО!

Но покупаю шпроты редко. Проблема в запахе. Шпротный запах силен и мне нравится, а моей маме нет, точнее не нравился. Сейчас ее нет и я могу покупать и есть шпроты. Но пока не могу. Тяжело без мамы.

Могу есть шпроты, могу до утра домой не приходить. Сколько всего могу. Свобода. Но горчит эта свобода и ничего не хочется. А маму не вернуть. Маму шпроты не заменят. Грустно.

Марш дохлых батареек

Каменный век в душах.
Тухлые новости в СМИ.
Разум фастфуда хочет,
Сердце ушло в запой.

Грязные тени лета
Скисло давно вино.
Разум не ждет рассвета.
Вся эта жизнь говно.

Цифровое утренннее

Старческое слабоумие это юность наоборот.

В темной темной комнате белый белый доктор.

Сарказм это явление личного несчастья.

Мужчина и женщина это такие же разные и парадоксально похожие материи, как водка и дамское телешоу.

Сумрачный гений российского футбола.

Алкоголь.

Алкоголь.

Захар Змеев любил алкоголь. Он не был пьяницей, но выпить любил, причем в каждый сезон он пил разную выпивку.

Весной он пил шампанское. Не каждый день, а по субботам. Смотрит скажем по телеку футбол и пьет Цимлянское или Советское из горла. Летом он сидел в гараже, читал Борхеса или Коэльо и пил из старого гэдэровского бокала вино, то Тамянку, то Токайское. Осенью приходил черед вермута. Захар смотрел с балкона на осенние листопады и грустно пил Чинзано или Мартини, немилосердно фальшивя насвистывыя дэдэтешную песню Юрия Шевчука " В последнюю осень" Зимой наступала эпоха виски. Под старые американские или советские фильмы в зимние субботы употреблялись Джек Дэниэлс или Джонни Уокер.

В остальные дни Змеев не пил. В воскресенье он приходил в себя, а потом до вечера пятницы чинил машины в гараже. Чтобы в субботу долго и красиво радовать себя хорошим алкоголем.

Никуда особенно Захар деньги не тратил. Жены нет, детей нет. Живет довольно скромно. Единственная радость субботняя пьянка. Хотя конечно были рыбалка, баня, иногда отдых на море и тут уже алкографик ломался. Но чаще всего Захар пил в одиночестве, только то, что он пил в данный сезон.

Но особый день был 31 декабря. 31 декабря Захар пил водку, чаще всего Русский Стандарт, но иногда и Талку. В последний день года он пел романсы, пытался рисовать на холсте невесть что, читал друзьям по телефону стихи поэтов Древнего Рима, или просто посылал лесом своих друзей. Но за час или полтора до полуночи Змеев засыпал и видел странные сны. То Ленин в саванне пасет шестиногих носорогов, то соседка Анька во сне прыгала на батуте и пела блатные песни.

Все эти алкозаморочки развлекали Змеева и не давали грустить, пока однажды 31 декабря Змеев не убил человека. В тот день ему срочно захотелось свежего хлеба. Захар тяпнул еще одну стопку и пошел за хлебом. По пути в магазин он встретил соседа Марка. Они поссорились, Захар ударил кулаком в рожу противного соседа, тот упал и умер.

Теперь Захар Змеев мотает срок в одной из мордовских колоний общего режима и продолжает изредка пить алкоголь. В основном местный самогон, иногда дешевую водку и мечтает, что выйдя на свободу будет пить посезонно разную выпивку и искать смысл бытия на дне бутылки. Если конечно не умрет в колонии. Но он верит в свою птицу алкогольного счастья и думает только о хорошем.