Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

promo anatoliy_121 may 31, 2019 14:12 3
Buy for 20 tokens
Отец и сын. Аркадий Петрович Старый жил себе в Нальчике самой обычной жизнью. Пятьдесят три года. Рост метр семьдесят, вес шестьдесят килограмм, шатен, женат. Сын Георгий заканчивает второй курс на истфаке КБГУ. Аркадий Петрович работал в банке, жена Татьяна трудилась в первой школе учителем…

(no subject)

Как акцизы поднимать,
Как налоги повышать.
Как все льготы отнимать.

Учат в Высшей Школе Экономики.

Давно это было

Мытари сволочи жадные. На взятку ушло семьдесят талеров. Ну да ничего. Лицензия теперь моя, аж на семь лет. Уж за семь лет я ещё много золота получу от могучих господ, с такой понимаешь бумажкой.

За всеми этими делами вспомнился случай из молодости, можно сказать юности. Когда мне кажется, не было ещё и двадцати лет, был я учеником волшебника Массимо Чезаре Мария де Скьвонти. Был он жутко благороден и древен родом. Один из его далёких предков был даже оруженосцем знаменитого английского короля Альфреда Великого, другой был участником крестового похода на варваров Восточной Балтики. Одна беда - учитель мой был беден. Потому и в маги пошёл. Всё от бедности, будь она проклята.

В то время мы с учителем бедствовали, да и он сильно занедужил. А тут заказ пришёл от довольно богатого маркиза Мишеля де Котьяка. Мой учитель отправил меня выполнять заказ, а сам вскорости скончался. Не от своей хвори. Совсем нет. Убило его молнией в грозу. Бедный Массимо пошёл в деревушку купить еды, вот в поле то его молния и убила, а шедшему недалече монаху доминиканцу повезло. Он всё и поведал деревенским.

А я же на старом мерине отправился в фамильный замок де Котьяков. Добирался пару дней. Да и слава Богу, погода была прекрасная. Хорошая майская кажется погода была тогда. И разбойников я не встретил.

Замок де Котьяка был большой и старый, а хозяин гостеприимный. Старый и высокий как жердь маркиз после обильного обеда пожаловался на замковых призраков, которые ему сильно досаждали. То плачут или смеются всю ночь, то кричат. Никакого покоя.

Маркиз уже прибегал к помощи монахов, но те не смогли выгнать надоедливых призраков. Тогда маркиз попросил о помощи моего учителя. А раз учитель был болен, то призраков должен был изгнать я. В случае успеха мы с учителем могли бы получить аж тридцать золотых талеров. И сейчас для меня это хорошие деньги, а уж в те времена, так целое состояние было.

Взялся я за дело всерьёз. Долго окуривал ладаном покои и прочие комнаты замка, потом разжёг в спальне маркиза жаровню с особым сухим сбором трав - зверобоем, чертополохом, мятой, ореховой травой и корнем женьшеня. А пока травы курились я прочёл семь раз молитву Святому Духу и девять раз Символ Благочестия. А на закате три раза прочёл молитву Святому Апостолу Петру.

Стемнело. Призраки не появились. Мы с маркизом поужинали, чем Бог послал, а послал нам он жареную утку с тушёной капустой, копчёный овечий сыр, горячий хлеб и сладкое вино. Ужинали мы неторопливо. Потом маркиз ушёл, спать, а привидений я так и увидел. Я снова разжёг жаровню, снова прочёл молитвы. Прошла ночь. Призраков я так и не увидел.

На всякий случай я провёл ещё одну ночь в замке маркиза. И вновь всё было тихо. Призраки признали своё поражение и ушли. Я же без помощи своего наставника заработал своё первое золото от благодарного маркиза.

По возвращении я узнал, что мой учитель погиб. Оплакав наставника, и заказав панихиду в деревенской церквушке я направил свои стопы в Париж. А точнее поехал в Париж на сносной смирной кобыле по кличке Марисабэль. В мешочке под камзолом весело звенели золотые талеры.

Ах юность. Как давно ты прошла. Какие времена прошли. Сейчас то всё не так, то герцоги промеж собой войну учинят, то чернь бунт устроит. Но слава Господу великие хвори не одолевают христианские народы. Уж почти сорок лет прошло со времён Португальской Чумы. Страшная хворь косила даже чародеев. Только волей Провидения меня эта страшная болезнь не утащила. Повезло. Но всё равно - во дни молодости и жизнь была лучше и люди добрее.

Мешанина снов.

Всю ночь снились странные сны. Я прогулял субботние уроки в школе,сестра собиралась во сне купить квартиру рядом с Цветником. Потом я стоял на своей родимой улице, где жил до ноября 15 года, а рядом прошёл весёлый Александр Карнишин. Он слушал музыку в больших наушниках и улыбался.
В финале сна какая то женщина жаловалась, что Путин сократил число уроков физики в школах и теперь её сын не сможет поступить в Кентский Университет.

Вот приснится же

Ночью снилось, что я школьник. Живу в оккупированной фашистами Белоруссии. Во сне бежал и прятался с дедушкой от фашистов. То по заброшеным домам в каком-то селе, то в зарослях на болоте отсиживались. В итоге от фашистов мы с трудом свалили.

Память предков? Нет. В семье белорусов не было. Может быть воспоминание из прошлой жизни, где я был подростком во время Войны?

А вам такие странные сны видятся?

Тиски пустоты

Тиски пустоты.

Огромная квартира. Целых четыре комнаты с балконом и двумя верандами. Площадь чуть ли не восемьдесят квадратов и потолки высоченные. Настоящее царство пустоты на пятнадцатом этаже.

Раньше было все не так, все не так ребята. Жена, сын, дядюшка и немецкий овчарюга Карл. Было шумно и сутолочно. Жена вечно недовольна, сын ленив и пофигистичен, дядюшка редкий зануда. Правда с собакеном проблем не было. Я Карла редко выгуливал, народа и без меня хватало. Я работал.

Свое риэлторское агентство на улице Кокова в знаменитой высотке "Эльбрус", да еще на двадцатом этаже.
Вид из окон офиса захватывающий. И постоянные звонки и выезды - дома, квартиры и дачи, квартиры, дачи и дома. Дешевые новостройки и элитное старье, крошечные студии и огромные двухярусные квартиры в доме с бассейном на крыше. И кофе, просто неприлично много чашек кофе. И усталость, паутина, точнее паутинный кокон усталости.

Вечером в зомбяшном состоянии тупой просмотр телевизора. А рядом лютый гвалт домашнего ада. Жена усталая и несчастная, лишний раз не бывает в салоне красоты, забыла когда последний раз была в театре и ей кажется, что я не с работы прихожу в десять вечера, а от своей шлюшки, что мне плевать на жену и сына, что я в своем кобелизме сошел с ума. А у меня одна одна любовница. Моя любовница это моя сраная работа. С почти со сранья и до поздней ночи. Копеечка легко не достается.

До сына не достучаться. Он живет между песнями " Мертвых Дельфинов" и часами игр в "Лорд офф дарк мейджик". У него своя жизнь, своя резервация и папу он особенно не ждет. А школа. Ему просто болт на школу. Тройки да четверки. Он не дурак, но школу не во что не ставит, к ЕГЭ не готовится. И я никак не достучусь в его дверь. Ни кулаком, ни блин кувалдой.

Еще и дядюшка. Дядюшка военный пенсионер и просто пенс по возрасту. Болтун, политикан и энергетический вампир. Каждый вечер он вещает про воровской режим, еврейскую мафию, понаехавших узбеков и цыганов, соседей выродков и низкое давление. Иногда он вспоминает Афган и Чечню, потом парафинит своего внучатого племяша, который бы на турник сходил, а не торчал бы за компом, потом снова армейские воспоминания. И так каждый вечер.

Прошло три года. Все резко изменилось. Вначале умер дядя от кровоизлияния в мозг. Еще через месяц ласты склеил Карл. Чумка. Чертова чумка. Сын уехал в Питер. Поступил на географический факультет. Я был в шоке, не думал, что он поступит, да еще на такой факультет. А по весне и жены не стало. За несколько месяцев сгорела от рака. И пришла пустота.

Это ужасно. Тишина давит прессом. Дышать тяжело. Хочется только бухать и бухать. Квартира становится моей личной пыточной и неведимые инквизитор и палач меня терзают клещами безнадеги и режут тупыми ножами тоски.

Только истинное одиночество открывает глаза. Ты начинашь понимать и ценить. Но поздно. Увы слишком поздно. Ни ругани, ни блин занудства. Только мертвая тишина. И никаких собак!

Летом сын приезжает. Он стал другим. Мы много говорим, куда-то едем и снова много говорим. Но в августе мы с сыном едем в Минводы и он улетает в Питер. И снова меня накрывает пыльный мешок одиночества.

Любовница? Нет! Я слишком много потерял. Слишком много уходов. Я сам почти себя не ощущаю. Я почти безумен. И только работа не дает мне уйти на глубину океана пустоты. Квартиры, дома и дачи. Рассрочка и ипотека. Работа вместо семьи, цифры вместо водки и конечно хороший вид из офисных стеклопакетов. Хочется прыгнуть и стать мотыльком. Но не могу, даже на это нет воли.

Но однажды я сделаю выбор. Я сделаю ставку на рулетке бытия. Но пока я не готов. Черт, а кофе совсем остыл. Остывший кофе подобен сексу с пьяной шлюхой. Алиса принесите горячий кофе. Нет без сахара. Просто горячий.

Тик-так

Вот и последние дни августа, да и лета тоже. Дни корочи, ночи толще и прохладнее. У кого школа, у кого просто осень, у некоторых осень жизни. Впереди эпоха пледов и свитеров, листопадов и простуд. Впереди долгая странная осень.